Легенды Арды

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенды Арды » Озеро Митрим » Лес между побережьем и озером


Лес между побережьем и озером

Сообщений 1 страница 30 из 147

1

Макалаурэ остановил коня и сделал знак следовавшему за ним отряду сделать то же самое. Кажется, они приехали. Запах костра и шум явно говорил о том, что впереди остановилось на привал большое войско. Еще где-то миля... только дальше ехать было уже опасно. Наверняка дядя выставил дозорных, и у нежданных гостей были все шансы получить стрелу в горло. До выяснения личности. После выяснения тоже могло быть.. всякое. Но к тому времени менестрель надеялся все же успеть сказать хотя бы пару слов.
Какое-то время Макалаурэ просто стоял, думая, как быть. Верные - пара десятков нолдор - тоже молчали, ожидая приказ лорда. Он повернулся к ним:
- Поехали. Оружие не доставать ни при каких условиях. Молчать и ни во  что не вмешиваться. Это приказ.
Он тронул коня. И сделал единственное, что пришло в голову - запел. Сначала тихо, затем - громче. Мелодию одной из песен, сложенных им еще до Форменос, должны были знать все. И его голос - тоже.
Серце глухо и тревожно стучало. Менестрель не боялся быть убитым сейчас. Был уверен, что этого не случится. Куда больше страшил его предстоящий разговор с Нолофинвэ.... и необходимость посмотреть тому в глаза. Всем, кого они оставили по ту сторону моря.

+2

2

Армия нолдор - если это можно было назвать армией - встала на короткий привал.  За время прибывая здесь они уже поняли, что оставаться без охраны нельзя. Несколько раз разведчики встречались с бандами орков. Или других... существ. Результатом одной из таких встрч была гибель всего отряда - вместе с принцем Аракано. Страшная смерть, судя по тому, что остальные нашли на месте стачки. Несколько окровавленных лоскутов с одежды, оружие... И части тела. Вернее, пара костей - вот и все, что осталось от разведчиков.
Все были опечалены и подавлены и находкой, и ем, как негостеприимно встретила их здешняя земля.
Один раз на них напал большой отряд, но эльфы сумели отбиться. Зато теперь место их стоянки, даже такой короткой, всегда окружало кольцо разведчиков. Они первыми и услышали  песню, ее отголоски.
Слышшь? Таурендил тронул друга за руку, показывая на лес. Тот кивнул. Там была песня, и песня онятная и знакомая. Сначала они просто прислушивались, потом нахмурились - кто мог быть таким беспечным, что ушел  в лес не поставив во известность разведчиков. Потом они поняли - кто.  нахмурились еще больше.
- Иди к королю, скажи ему, что у нас гости. - Прошептал эльф спутнику. -  Остальным приготовиться!
Он не знал, как оказался здесь феаноринг. Изнать не хотел! Но раз тот шел прямиком к ним - а в этом сомнений уже не было, песня приближалась - то  нужно было их встретить. Он быстро ошел вперед и вскоре заметил отряд, два десятка разодетых и вооруженных эльфа во главе с менестрелем.
- Стой!
Грозный окрик из кустов сопровождался выстрелом, стрела вонзилась в замлю за десяток шагов до едущей первой лошади.

0

3

- Стой!
Вместе с окриком из леса вылетели стрела, вонзившись в землю прямо перед копытам лошади Макалаурэ.Та всхрапнула и резко осадила назад. Так. Значит, их узнали. Выстрел бы, вне всякого сомнения, предупредительным.
Менестрель сделал знак отряду остановиться. Поднял руки, показывая, что в них нет оружия. И громко сказал:
- Мы приехали с миром. Я хочу видеть Нолофинвэ Финвиона. Прошу вас проводить меня к нему. Если нужно, отряд осанется тут.
Макалурэ вгляделся в кусты. Пока там ничего не было заметно, но напряжение и ощущение угрозы чуаствовалось и очень сильно. Он сосредоточился, собрав в кулак всю свою волю. Эмоциям места сейчас не было.

0

4

Последовало несколько секунд молчание. Потом из подлеска вышел эльф в цветах дома Нолофине. Одежда а нем была не самая лучшая, заметно потрепанная, да и сам он здоровьем не блистал. Хоть посл перехода через льды и прошло немного времени, его было явно недостаточно, чтобы полностью сгладить следы голода и тяжелого перехода.
- Вам придется спешиться и проследовать за мной. Если попытаетесь достать оружие,  остальным придется стрелять.
Голос его зучал холодно и неприязненно. Было понятно, что приехавшим он совершенно не рад. И вряд ли только он. В голове у эльфа промелькнуло,  что и король будет "рад" встретиться с теми,  по чьей вине они шли через Хэлкараксэ.
- Я должен что-то передать королю?
Перед тем, как вести... эти к нему?

0

5

Наконец, после долгой паузы, из кустов выше эльф.  В памяти всплыло имя - Таурендил. Менестрель поразился его виду - худой, в обветшавшей одежде... глаза казались огромными на изможденно лице. Значит... все же Хелькараксэ.... но как они смогли пройти там?!
- Хорошо.
Макалаурэ соскочил с коня. Остальные последовали его примеру.
Голос эльфа был холодным и резким. Что же... теплого приема никто и не ждал. Златокователь оставался совершенно бесстрастным, по крайней мере внешне.
- Нет. Я хочу поговорить с ним лично.
"Королю", значит... по лицу менестреля пробежала тень.  Ладно, пусть так.
- Мне приказать моим спутникам остаться тут?

0

6

Эльф проследил, как  гости спешились. Настороженно следил, словно вот-вот ждал от них какой-нибудь пакости. Но е ели себя довольно спокойно. К его разочарованию? Могло сложиться и такое впечатление, очень уж неприязненно он смотрел на бывших друзей.
- Хорошо, идемте. Нет. Пусть они идут с нами.
Ответ получился резким, жестким,  но эльф не старался смягчить его. Он вообще не хотел быть провожатым для этих, лучше бы, и правда, орки. И оставлять одних в лесу этих  эльфов было опасно! Мало ли что  они придумают!
Дорога до  лагеря была короткой, он старался привести их побыстрее, и очень обрадовался тому, что  путь закончен. А в лагере их уже встречали. Наверное, все. О прибытии странного посольства знали, кажется, уже все. Впереди стоял король... Хорошо. Его миссия была выполнена.
- Государь, - Последовал глубокий поклон. - Посланники первого дома хотели тебя видеть.
Нолофинве кинул  ответ гонцу, хотя глаза его были устремлен на племянника и в них не было ни капли тепла.
- Чего же хотят эти посланники от тех, кого они давно позабыли?

0

7

- Как скажешь.
Под жестким, неприязенным взглядом Таурендила менестрель ослабил подпругу на седле и отпустил коня пастись. То же самое сделали остальные. И пошел вперед, глядя прямо перед собой.
В лагере их ждали. Целая толпа, наверное - все... И Макалаурэ снова заметил, какой потрепанный вид у родичей. Сердце кольнуло осторое чувство вины, но лицо эльфа оставалось спокойно-непроницаемым. Он подошел к стоящему впереди всех Нолофинвэ и коротко поклонился ему. Глаза дяди были ледяными, но взгяда менестрель не отвел.
- Мы пришли с миром, -повторил он. - И... рассказать то,что узнали об этих землях. Если ты не желаешь говорить... я пойму и уеду.
Он предпочел бы говорить с дядей с глазу на глаз. Но не им сейчас ставить условия.

0

8

Нолофинвэ заставил себя успокоится. Не время и не место было давать волю гневу. Он заставил себя глубоко вздохнуть и обратился к племяннику холодно, но спокойно, однако поклон не вернул.
- И что же заставило _вас_ придти? Почему сейчас и...
Он не сдержался и в голосе проскользнула насмешка
- Почему именно вас?
Это было понятно. Феанаро.. Братец не приехал бы. Никогда... Да и как он сына-то отпустил, эльф не понимал. Разве  что что-то случилось. Он задумался на минуту, потом отбросил подобные мысли. Никогда брат не сделал бы этого. Он был слишком горд....
- Где твой отец?

+1

9

Макалаурэ видел, что дядя с трудом сдерживает гнев. Но глаз не опустил.
- Наши разведчики увидели вас. Мы выехали почти сразу, как узнали.
Голос менестреля звучал спокойно и ровно.
- А почему именно нас...
Феанарион помолчал. Он не знал, как Нолофинвэ отнесется к новостям. И сообщить их сразу было непросто.
-Мой отец...
Он обвел глазами всех присутствующих и сказал негромко:
- Мой отец попал в плен к Моринготто. Телуфинвэ тоже. Майтимо тяжело ранен, его жизнь все еще в опасности. Остальные братья остались в лагере.
Менестрель посмотрел на Нолофинвэ, ожидая его реакции.

+1

10

Вести по лагерю распространялись быстро. Когда Ангарато услышал, что к ним пожаловали Феанариони, он сразу даже не поверил. Но потом подумал, что такой бред никто бы выдумать не смог, и со всех ног помчался туда, где находился дядя, и куда, по всей логике, должны были привести "гостей". Если честно, эльда надеялся никогда в жизни больше не видеть никого из рода Феанаро и из тех, кто был ему предан. После всего, что случилось, он желал, чтобы они исчезли, испарились или хотя бы не встретились им на пути. При этом Ангарато, конечно же, понимал, что это было бы возможно только в том случае, если бы они остались в Амане. С приходом сюда встреча с ненавистными предателями и братоубийцами становилась до невозможности неизбежной.
Ангарато торопился не потому, что жаждал их увидеть, а потому, что опять боялся не успеть. Интересно, зачем они пожаловали? Потребуют от них, чтобы они отправились назад тем же путем? Или сделают вид, что ничего не было и начнут раздавать указания? Оба варианта были бредовыми, но разве не таким же были все последние деяния условно бывших родичей. Эльда оказался на месте, когда разговор уже начался. Ангарато протолкался ближе на всякий случай, но все же остался в толпе, не будучи уверенным, что найдет в себе силы сдержаться и вести себя как положено, если что-то пойдет не так.
Арафинвион не успел спросить себя, почему от лица нолдарана выступает именно Макалаурэ, что было более, чем странно. "Мой отец попал в плен к Моринготто. Телуфинвэ тоже. Майтимо тяжело ранен, его жизнь все еще в опасности" - это были первые слова, которые донеслись до Ангарато из всего разговора. И он совершенно растерялся. Нет, он не мог бы сказать, что его ненависть пошла, что он простил все, что было, однако... После того, чему их научил переход через Льды, после страшной гибели кузена Аракано невозможно было не отреагировать на то, что кто-то, пусть даже тот, кого ты заслуженно ненавидишь, страдает или находится на грани жизни и смерти. Ангарато понял, что конечно, это ничего не прощает, но сочувствие... И что это было, возмездие, так быстро настигшее виновных, или моральный выбор для них самих? Ангарато с ужасом чувствовал, что все смешалось в душе, и он теперь совершенно не знал, как нужно было на все реагировать и вести себя дальше.

+2

11

Весть о визите феанорингов в лагерь разносилась по нему со скоростью лесного пожара в засушливое лето. Аредель от удивления едва не выронила из рук котелок с водой, который вешала над огнем. Она не ожидала, что у них хватит на это смелости после совершенного предательства. Ан нет, решились, поганки перводомовские. Стало почти интересно, что же они скажут брошенным родичам. Сделают вид, словно не было этих мучительных лиг пути через считавшиеся непроходимыми льды? Или же хотя бы попробуют объяснить хоть что-то, как-то рассказать о том, что толкнуло их на то, чтобы сжечь корабли в Лосгаре? Ириссэ хотелось верить, что второе, хотя она уже ничего не могла сказать хорошего после братоубийственной резни и предательства о перводомовцам. И оттого еще шевелившиеся в душе отголоски привязанности отдавали горечью полыни.
К месту разговора двушка подоспела, когда тот уже начался. Приветствовать кузена Канафинвэ, прерывая беседу, нельзя было. Да и не хотелось, если честно. Эльдиэ бесплотной тенью застыла рядом с отцом, чуть позади него, безмолвно поддерживая, если это нужно было Нолофинвэ. Аредель с отстраненным любопыством рассматривала прибывших, оценивая, как изменились они. Сама девушка за время пути через Хэлькараксэ значительно осунулась, еще более побледнела. После смерти брата печать боли и скорби легла на чело некогда веселой пакостницы, а под глазами после очередной бессонной ночи залегли синеватые тени.
Известие о пленении Феанаро и Телуфинвэ, да еще и ранении Маэдроса... Дядюшке дражайшему, наверное, туда и дорога. А вот одного из Амбарусса было действительно жаль, как и Майтимо. Ириссэ выдохнула, подавляя невольное желание как ребенку поймать отцовскую ладонь, ища поддержки и защиты. Нельзя, нужно держаться, хотя и казалось уже, что сама земля осыпается под их ногами, как когда-то хрупкий лед в Хэлькараксэ.

+1

12

Весть о прибытии в лагерь феанорингов во главе с кузеном Макалаурэ была неожиданна. После содеянного... Наверное, случись  Нэрвен оказаться тогда в Лосгаре среди тех, кто позволил дяде Феанаро сжечь корабли, она долго еще не смогла бы смотреть никому в глаза из родичей, обреченных на страшный путь через Льды. Незлобливая по сути своей, девушка не могла ненавидеть Первый Дом, однако и многие ниточки былой привязанности как-то незаметно оборвались, истаяли. Наверное, вымерзли в Хэлькараксэ. Остались только горечь и бьющийся в голове единственный вопрос – за что?
Некоторое время эльдиэ размышляла, стоит ли выходить к месту разговора дяди Нолофинвэ с Кано. Желание просто посмотреть менестрелю в глаза, попытаться понять, испытывают ли прибывшие хоть малейшее раскаяние  том, что совершили, все же толкнуло Артанис туда, где уже собирались любопытные и разгневанные.  Девушка ловко проскользнула между эльфов, ища глазами кого-то из родичей. Подойти вплотную к Аредель было как-то неловко, а вот Ангарато… Заметив в толпе знакомую спину, Нэрвен скользнула к старшему брату и встала по полшага позади него, тихонько прихватив за рукав. Так она чувствовала себя надежнее и спокойнее.
Хорошие чувства к дяде Феанаро почти истаяли, но даже его было жаль. Перед глазами встали лица тех, кого они потеряли во Льдах и уже здесь, на берегу. Нет, никому не пожелала бы Артанис такой страшной судьбы. Ей было жаль и Телуфинвэ, и Майтимо.  Девушка потерянно сжала предплечье Арато, не понимая, как теперь реагировать. И еще менее ясно рисовались причины визита феанорингов в лагерь.

+1

13

Айканаро пристроился было поспать, завернувшись с головй в плащ, когда его потряс за плечо один из верных и сообщил новости о прибытии феанариони.Накануне, и еще пару ночей до этого, он ездил на охоту, потому что армии ктастрофически не хватало еды. И теперь ко всем прочим грехам родичей прибавился еще один - из-за них не получится отоспаться.
Юноша вскочил, кое-как ополоснул лицо водой из фляги и пошел туда. где, видимо, все и просиходило, судя по скоплению народа. Интересно, что им надо? Зачем явились? И вообще - откуда узнали, что преданные ими родичи пришли-таки в Эндорэ? Хотелось бы надеяться, что все обойдется мирно... Хотя сам Айканаро вовсе не испытывал никаких сколько-нибудь мирных чувств.
Пробравшись сквозь толпу, он с удивлением увидел, что из представителей Дома Феанаро явился один Кано. Нет, ну дядя, с ним все ясно, он скорее подавится, чем приедет, слишком горд. А вот где остальные? Обнаружив неподалеку брата и сестру, Айканаро пробился к ним и хотел было уже задать вопрос, но...
- Мой отец попал в плен к Моринготто. Телуфинвэ тоже. Майтимо тяжело ранен, его жизнь все еще в опасности.
Юноша замер. Вот оно как... В голове все перемешалось, и сейчас о совершенно не знал, как отнестись к услышанному. Подумалось почему-то в первую очередь про Тэльво... они часто вместе с обоими рыжиками доводили до белого каления взрослых.
Айканаро растерянно оглянулся на брата, слово спрашивая, что делать дальше.

+1

14

Нолофинвэ ждал ответа на свои вопросы с некоторым трепетом, в котором не сознался бы и самому себе. Он понимал,  что  от брата можно ожидать чего угодно. И то, что его поведение так резко поменялось - а ничем другим он это посольство  объяснить не мог - очень беспокоило эльфа.
- Увидели, значит?
Неужели они так недалеко встали лагерем, что  так легко увидели пришедших? Или их было видно издалека? Тогда и Моргот знал, наверняка. Эти мысли не добавили ему радости и хорошего настроения. Как и какой-то потерянный вид племянника. Позади собрался уже, кажется, весь лагерь. Все те, кто до этого отдыхал или был занят своими делами стекались сюда со всех сторон.Позади эльф скорее почувствовал, чем увидел, младшую. Сыновей еще не было.  Сердце сжалось от нехороших предчувствий.  И следующие лова менестреля и подтвердили.
- Феанаро - где?
Поверить в это было... Он вздрогнул. Брата он не любил и злился на него, но такой судьбы ему не желал.
- Расскажешь, что произошло?
Его голос не стал теплее,  но в глазах уже не было того ледяного холода. Похоже, родичи попали в серьезную ловушку, если понесли такие потери и не сумели уберечь короля.

+1

15

- Да. Увидели.- спокойно ответил Макалаурэ.- Новое светило...
Он поднял глаза, кивнул в сторону серебряного диска.
- В его свете и увидели.
И, наверняка, не только они, к сожалению. Об этом тоже стоило предупредить дядю.
Топла напротив росла. Менестрель выхватывал взглядом знакомые лица. Арафинвиони в полном составе... Арельдэ. Финдекано не было видно. Все молчали. Слушали, смотрели. Напряжение чуствовалось физически, давило, вызывало желание опустить глаза, спрятаться. Но Макалаурэ заставлял себя стоять прямо. Смотрел без вызова, спокойно.
- Отец в плену. В крепости Моринготто.- повторил менестрель. - И Тэльво.
Его голос впервые за это время дрогнул выдавая тшательно скрываемые чувства.
- Произошло... То, что мы  были глупы и беспечны. Мы попали в ловушку. Отец попал и Майтимо. Я не успел к ним на помощь. Если нужно, я расскажу все подробней.

+1

16

Один из верных сообщил Турукано о прибытии Макалаурэ. Нолфинг, остро переживавший гибель младшего брата, сначала лишь отмахнулся от сообщения. Печаль грызла его, ведь виноватым в смерти младшего косвенно считал себя. Турукано всегда говорил и отцу и братьям, что лордам нолдор не стоит рисковать без веской причины. Вождь должен заботиться о народе, продумывать всё на много шагов вперёд. Это его работа. А повседневный риск в разведках и дальних объездах - это работа верных. Турукано винил себя, что редко настаивал на своём. И вот. Брат погиб. Понимание того, что проследи он за соблюдением младшим его советов изменило бы всё, наполняло сердце Турукано особо сильной болью. Потому и замкнулся он в себе, отдавшись работе, или скрываясь от всех в тишине своего шатра. Однако сейчас тишины не было. Снаружи слышался гул встревоженного и возбуждённого лагеря. И возбуждение было отнюдь не радостным. Турукано нахмурился, обдумывая это своё замечание. Вспомнил давний разговор с Финдекано о возможных проблемах. Это заставило Турукано пересмотреть своё решение никуда не ходить. Он поднялся со стула, прицепил к поясу ножны с мечём и вышел наружу, взяв курс на скопление народа.
- Отец в плену. В крепости Моринготто. И Тэльво. Произошло... То, что мы  были глупы и беспечны. Мы попали в ловушку. Отец попал и Майтимо. Я не успел к ним на помощь. Если нужно, я расскажу все подробней.
Услышал Турукано последние слова кузена, пробившись вперёд.
- Это обязательно, кузен, - сказал Турукано, подходя к отцу и склоняя перед ним голову. Потом добавил уже глядя на феаноринга: Приветствую тебя, Макалаурэ.

+1

17

Один за другим стали собираться все заинтересованные лица. Толпа вокруг Нолофинвэ росла с каждым мгновением. Наверное, даже в Тирионе нолдор не собирались так быстро и так дружно. Впрочем, те времена давно миновали, да и нолдор уже не те. Ангарато ощутил прикосновение сестры, ищущей поддержки и порадовался, что она успела к нему протолкаться. Теперь по крайней мере, они будут вместе. Поймал встревоженно-растерянный взгляд Нарьо, попробовал ободряюще улыбнуться, но разве это помогает в таких ситуациях? Покрутил головой, ища остальных, но в такой толпе уже ничего невозможно было заметить. Наверное, за несколько мгновений сюда сбежался весь лагерь. И эльда почувствовал беспокойство. Нет, конечно, они не феаноринги, однако после всего пережитого за это время никто не мог гарантировать, что ни у кого не сдадут нервы.
Ангарато на всякий случай крепко схватил сестру за руку и шагнул ближе к брату. Он даже думать боялся о том, что могло бы произойти. И тем более не представлял себе, что можно будет сделать, если что-то пойдет не так. Кроме того, было очень интересно узнать, а зачем, собственно, кузен приехал? Просить помощи? Нет, просить они не умеют, скорее требовать. И как вообще Феанаро умудрился попасть в плен?! И почему именно с Тэльво? Эльда напряженно вслушивался, надеясь получить ответы на все свои вопросы. Тревожное ощущение не только не покидало, но с каждым мгновением все больше нарастало.

+1

18

Вопросов, увы, было значительно больше, чем ответов. Аредель делает шаг вперед, вслед за Турукано и чуть заметно кивает.
- Очень жаль, что так вышло. Мы несем потери, хотя едва ступили на эти земли, - сердце снова пронзила боль, не утихшая еще после трагической гибели Аракано. Смерть, казавшаяся в Амане чем-то вроде страшной сказки, которая, безусловно, имеет место быть, но все-таки… Вероятность того, что она встретится тебе на пути, была не просто равна нулю – она грозила потеряться в бесконечности. Никто из них не был готов к тому, что смерть вдруг обретет пугающе яркий, четкий силуэт, осядет горечью и пеплом на губах, заставляя Аредель иногда чувствовать себя беспомощным птенцом, выпавшим из гнезда.
Больше пока эльдиэ в разговор не вмешивается, предоставив честь плести его канву отцу и Турукано, как куда более мудрым и опытным. Даже льды Хэлькараксэ не осудили горячего характера девушки. Конечно, она стала чуть более мягка и чуть менее склонна рубить с плеча и, как бы ни было горько это осознавать, но эти изменения оказались следствием внезапно пришедшего осознания – лед в любой момент может треснуть под ногами, увлекая в темную холодную бездну. И тогда у тебя не будет шанса ни извиниться за резкие слова, ни возможности просто сказать то, что так давно хотелось, но не было смелости.
Ириссэ хотелось знать, как случилось так, что феаноринги не уберегли короля и его сына. А еще больше девушку интересовали те знания об этих землях, которые те уже успели добыть.

+1

19

Лагерь гудел, как растревоженное осиное гнездо. Нэрвен слышала по доносившимся до нее, что кто-то просто взволнован приездом Канафивнэ и вестями, которые принес с собой менестрель, а кто-то раздражен. На душе стало тревожно, поэтому девушка легко позволила Ангарато крепко сжать свою руку и потянуть себя в сторону. Взгляд отыскал в толпе знакомые непослушные вихры, Артанис поймала растерянный взгляд, адресованный старшему. Кажется, Нарьо был дружен с младшими рыжиками.
Девушка вздохнула и принялась вслед за Ангарато пробираться через толпу к брату. Эльдиэ тоже казалась очень растерянной, почти прибитой этими новостями. Значит, все рыжики и Феанаро. Счет потерям открыт с обеих сторон.
- Как же это так… - едва слышно выдыхает нолдиэ. Это больше мысли вслух, чем действительно вопрос или обращение к кому-то. Просто страшно понимать, как хрупки их жизни, и как легко прерываются А еще ужаснее – вообразить, что могло ждать несчастных в плену. Да такого даже злейшему врагу не пожелаешь! А тут родичи, хотя и натворившие дел… Артанис снова тяжело вздыхает, чувствуя себя беспомощным ребенком, и крепче сжимает ладонь Ангарато.
Они с братом, наконец, оказываются достаточно близко к Нарьо, чтобы девушка могла поймать и его руку. Что она и делает, просто, чтобы поддержать и убедиться, что он никуда не пропал. После гибели Арьо ей очень, очень страшно за близких.

+1

20

Айканаро все никак не мог прийт в себя и поверить своим ушам. Услышанное казалось просто нелепой шуткой. Но шуткой оно, увы, не было - достаточно было посмотреть на лицо Кано, который словно через силу рассказывал о произошедшем.  И к постоянной, саднящей боли, которая никак не уходила после гибели Аракано, прибавилась еще одна - все же они не были чужими раньше. И в то же время в голове один за другим рождались вопросы: зачем менестрель явился сюда? Почему именно теперь, чего хочет от них? Вид у кузена был вовсе не вызвающий. И, хотя держался он спокойно, даже гордо, уверенности в своих силах и в своей правоте в нем явно не наблюдалось. Хотя обычно у феанариони она била через край.
Но это мало что меняло на самом деле. Простить родичам предательство Айканаро не мог. И не желал. Хотя точно так же не желал их и ненавидеть.
Он поймал взгляд Арато и ответил ему рассеянной улыбкой. Тот тоже ничего не понимал, а еще на его лице была тень тревоги. И трудно было не понять ее причину. Собравшаяся толпа была оргомна. И далеко не все смотрели на менестреля... хотя бы спокойно. Если кто-то сорвется - будет беда.
Айканаро обернулся, почувствова руку на своем плече... сестра.
Первым сделал шаг вперед Турукано. Первым заговорил после отца.... и, наверное, сказал то единственное, что можно было сказать в данный момент.
Младший арафинвион посмотрел на родичей. На Арато, на Артанс, на Арельдэ... остальных загораживала толпа.  Наверное, стоило тоже сказать слова приетствия, но они не шли с языка...

+1

21

Нолофинвэ на мгновение прикрыл глаза, заставляя себя успокоиться после таких новостей. Не этого он ждал... И не с менестрелем готовился вести беседу. Все выходило совсем не так, как они планировали. Эльф готовился почти ко всему. К спорам, ссоре... Даже не исключал того, что они могут обнажить мечи друг против друга, когда встретятся с братом. Очень уж у него скверный был характер, а появление родичей, вряд ли, было запланировано и обрадовало бы Феанаро. Чего он не ждал, так это того, что его сын скажет вот такое... Последнее, чего он хотел - так это ругаться с менестрелем.
- Да, я хочу, чтобы ты все рассказал подробно.
Эльф кивнул. Наверное, стоило отойти куда-то в сторонку, вряд ли  племяннику нравилось вести беседу, стоя перед всем лагерем. Да и ему не слишком... Только вот  пригласить посланника некуда было.
- Чтож, идем.
Нолофинвэ кивнул в сторону одной из полянок, на которых успели разложить плащи. Хоть так...
- Макалаурэ... Я должен знать, в каком качестве ты сюда приехал и от чьего лица говоришь.
Понятно, что сейчас мальчик был старшим в лагере. Но когда вернется Феанаро, то.... Одобрит ли он то, что его сын сейчас делает?

+2

22

Толпа все собиралась и собиралась. Вести разносились быстро... На пару мгновений Макалаурэ стало жутковато. Если что-то пойдет не так... он даже до меча дотянуться не успеет. Хорошо, что Турко не поехали с ними...
Из толпы показался Турукано, встал подле отца.
- Привествую, Турьо. -он коротко кивнул кузену. - Спасибо, Арельдэ.
Потери... наверное, их было много. Он заметил, что в глазах обоих нолофинвиони была горечь. Кто-то погиб из... Финьо?! Его и правда не было видно. И Аракано тоже...
- Конечно, я все расскажу.
Это было уже обращено к дяде.
Трудно будет рассказыать вот так - стоя перед всеми. Но тут уж выбирать не приходится. Условия сейчас диктует явно не он. И тем не менее менестрель с облегчением вздохнул, когда Нолофинвэ показал на небольшую полянку чуть в стороне.
- Я приехал, как... считай, что как посол, дядя. И как глава Дома, потому что... сейчас так оно и есть. Значит, и слова мои, соответственно, - от лица моего и братьев.

+1

23

Отец обдумывающий слова феанориона, казалось не заметил своего сына. Но Турукано его понимал. Ведь что бы там ни было, Феанаро всегда будет его старшим братом. И отец всегда будет любить его. Как сам Турукано любит своего старшего брата, пусть даже тот  редко обращал на него внимание.
- Почти как у папы и дяди. Правда полегче. - с небольшой долей грусти подумал Турукано, глядя на отца, прикрывшего  глаза от таких тяжёлых известий. Турукано оглянулся на окружающих их эльдар, вид которых был не особо дружелюбен в отношении феанариона. Нолофинвион нахмурился и еле заметно качнул головой, думая: - Как бы чего сейчас не вышло. Горячих голов и у нас много. В это время Нолофинвэ предложил Макалаурэ отойти в сторону. Турукано повернулся к обступившим их эльдар и отдал приказ расходиться делать дела, отметив, что все новости будут потом озвучены. После он подошёл к отцу:
- Позволишь нам присутствовать при разговоре, папа? - спросил он негромко, взглянув на светящуюся любопытством Арелдэ, Артанис и кузенов.

Отредактировано Турукано (2015-05-18 09:57:49)

+1

24

- Чтож, идем.
Напряжение, казалось, было разлито в воздухе. Он чувствовал присутствие остальных. Младших арафинвеони, Турьо... Арельдэ.  И верных... До эльфа доносились разные слова, и жестокие, в том числе он знал, что очнь многие здесь феанариони ненавидят, и не доверяют им. Не хотелось бы, чтобы эта ненависть вылилась во что-то еще большее и худшее. Поэтому, он был благодарен сыну за то, что тот поптался успокоить толпу.
- Хорошо, конечно, Турьо. Идем.
Он благодарно коснулся рукой плеча сына. На самом деле,  он рад был, что сейчас сын рядом. Старший из тех, кто остался в лагере сейчас. И всегда надежный, спокойный и рассудительный. На него можжно было рассчитывать в любой ситуации.
Они пришли на полянку,  и Ноло указал племяннику на расстеленные плащи.
- Хорошо... Чтож,  место ля официальных переговоров не слишком подходящее, но ничего лучше я предложить не могу. Я хотел бы узнать все подробно. И, если хочешь, то отвечу и на твои вопросы.
Вряд ли Кано совсем нечего было спросить.

+1

25

Макалаурэ старался не смотреть по сторонам, не видеть направленных на него взглядов. Разных... очень разных. И среди многочисленных оттенков эмоций, которые они выражали, положительный не было, кажется, вообще. Да, менестрель был к этому готов. Знал, что никто рад его появлению не будет. Но все равно было тяжело и неловко.
Вслед за дядей он прошел на полянку, не без облегчения увидев, что сопровождает их только Турьо. Сел по приглашению Нолофинвэ на расстеленный плащ.
- Ничего... Сейчас нигде нет парадных залов и гостиных.- Макалаурэ пожал плечами, - Так что и тут неплохо. Я... расскажу.
Он рассказал все - с того самого момента, как они начали свой путь от моря. И пропаже близнецов, о том, как отец помчался на их поиски, а вслед за ним и Майтимо, о том, как сам не успел им на помощь...
- Когда я приехал... брат лежал раненый, а отца... его не было нигде. Перед тем, как потерять сознание, Нельо сказал, что его унесла какая-то крылатая тварь. Я послал верных по следу, но они ничего не нашли. Но мы все равно искали, долго. Только... проку от этого никакого не было. Искали мы и Тэльво... Его конь, Вихрь... прибежал один. Турко сам поехал на поиски, но снова без результата.
Златокователь замолчал, глядя на дядю и кузена. Затем продолжил:
- Я.. все это рассказываю для того, чтобы...вы знали: здесь опасно. Куда опачней, чем думали мы и думаете вы.

+1

26

Появление рядом с лагерем феаноринга стало для них большим сюрпризом. Не слишком приятным, к сожалнию. Многие во время перехода потеряли близких и друзей, не было ни одного эльфа, кто питал бы теплые чувства к этим... предателям. Но некоторые научились прощать. А некоторые - нет!
Лирилин стоял одним из первых, неподалеку от лордов и молчал. Во-первых потому, что не мог встревать в разговор Короля с кем бы то ни было. А во-вроых... у него язык к небу прилип от такой наглости. Придти сюда и еще что-то говорить.. правитель новый, как же. Трус!
Он стоял, сжимая и разжимая кулаки все время разговора. и только когда Нолофинвэ ушел зло выдохнул, тихо, но так, что стоящие неподалеку могли и услышать.
- И что нас говорить с этими предателями? Чем они заслужили это? Поступить бы с ними так же, как они с телери. Или с нами.

0

27

Айканаро за дядей и племянником не пошел, пусть говорят наедине.  К тому же уходить сейчас им всем не стоило - напряжение никуда не делось. Эльфы из отряда Кано стояли чуть в стороне. возле своих лошадей. Они молчали и, казалось, не реагировали на взгляды откружающих, но насколько им хватит терпения в отсутствие лорда, знать не мог никто.
Толпа расходиться не спешила, эльфы по-прежнему стояли вокруг, но пока все было тихо. Если кто и обсуждал произошедшее, то вполголоса. Юноша посмотрел на Ангарато, как на самого страшего на данный момент. И.. наверное. самого разумного. Нужно бы повторить приках Турьо раходиться....
Слова Лирилина были негромкими, но очень отчетливыми. Этот эльф потерял в Хелькараксэ жену... она уснула и не проснулась, как было со многими. И, конечно, он имел право ненавидеть феанорингов. Но...
Айканаро, нахмурившись, посмотрел на эльфа. взглядом давая понять, что сейчас луше бы молчать.

НПС Анардиль

Анардиль, один из верных Макалаурэ, услышав адресованную явно им фразу, вздрогнул и в упор посмотрел на говорящего. Когда-то давным давно они были если не друзьями, но хорошими приятелями. Теперь между ними была пропасть. Он не стал отвечать, повинуясь приказу лорда, но гнев очень явно отразился в его взгляде. Гнев - и вызов. Потому что сородичей было в разы больше, и им ничего не мешало прикончить пару деятков эльфов. "Легко быть храбрым, когда вас много, правда?" - это читалось в его глазах безо всякого осанвэ.
Остальные тоже молчали. Кто-то глядел в сторону, кто-то, как Анардил, на собравшихся. Напряжение росло.

+1

28

Артанис чувствовала безмолвную поддержку, исходящую от братьев. А еще от них фонило растерянностью, резонирующей с той, которую испытывала сама девушка и, наверное, большинство из здесь присутствующих. Дядя Нолофинвэ, Турукано и Макалаурэ удалились, чтобы побеседовать о делах с глазу на глаз. После этого словно какая-то пружина, доселе находившаяся в сжатом состоянии, распрямилась и выстрелила, грозя отлететь кому-то неосторожному в лоб.
Напряжение разливалось в воздухе, сгущаясь, как грозовые тучи. Сначала неявное оно превращалось в затишье, грозившее обернуться бурей. Никто не ожидал ничего хорошего от феанорингов и их верных, предавших родичей, и те прекрасно это понимали, отвечая взаимностью на все едкие и колючие взгляды.
С уходом дяди по толпе пронеслись шепотки. Слова Лирилина Нэрвен слышала более, чем прекрасно, потому что стояла достаточно близко. От них девушка вздрогнула, потому что слишком хорошо ощущала всю ту злобу, боль и отчаяние, которые  за ними скрывались. Но хуже всего было то, что выпад эльфа нашел поддержку в толпе, кто-то что-то сказал, созвучное с этим призывом к мести. Артанис глубоко вздохнула, стараясь что-то придумать. Толпу нужно было успокоить, выполнить приказ Турьо расходиться. Пока не вышло беды. Напряжение росло, теперь уже с обеих сторон ощущались искрящиеся и живоговорящие взгляды, жесты вроде красноречиво сжимающихся кулаков…
- Этим ты никого не вернешь, Лирилин… - негромко, но очень твердо и веско сказала эльдиэ. Наверное, стоило дождаться реакции Ангарато, как самого старшего и обладающего наибольшим авторитетом, но слова сами собой сорвались с губ. – Вражде должно погаснуть, нужно любой ценой избежать новых потерь.
Артанис не предлагала простить предавших их родичей. Это едва ли возможно, но вот дать им шанс искупить свою вину, объединиться перед лицом врага, куда более сильного и опасного, уже забравшего у них дядю Феанаро, Тэльво, Арьо… Девушка считала достойным ради этого не передраться сейчас и найти пусть хрупкий и зыбкий, но мир.

+1

29

Следуя за отцом, Турукано дошёл до полянки на которой были расстелены плащи. Дождавшись, когда на них устроятся отец и кузен, нолфинг сел сам. Дань вежливости. Не более. Хотя, собственно к кузенам у него претензий не было. Кроме разве что Майтимо. По поводу того, что уж своего лучшего друга предупредить о планах Феанаро мог бы или попытаться остановить его. И вообще, к старшему феанариону у Турукано притензии были всегда. Однако, Турукано прекрасно понимал, что Майтимо мог и не знать о планах отца, а потому, до выяснения всех подробностей, осуждать друга старшего брата не собирался. По крайней мере сейчас. Да и не до того было. Сейчас надо было слушать.

- Проклятые земли, - проговорил Турукано, выслушав кузена: Аракано погиб, рыжие пропали, Феанаро пропал, Майтимо ранен. И это всё за столь короткий промежуток времени. Что будет дальше? И что делать нам? - Турукано вопросительно посмотрел на отца.

0

30

Нолофинвэ слушал молча, не перебивая. Казалось, он превратился в статую из камня, вместо живого эльфа. Этот рассказ, новости, которые они узнали,  все это требовало осмысления. Он старался не перебивать племянника еще и потому, что не хотел сбивать его с мысли, чувствовал ведь, как тяжело дается ему этот рассказ.
- Я понимаю,  - наконец произнес эльф, когда рассказ был закончен. - И благодарю за предупреждение.
Он помолчал еще немного. Кано вопросов не задавал, но он счел нужным кое-что пояснить.
- Как ты наверное уже понял их обрывков фраз, мы тоже успели встретиться... с разными сложностями. И орков, тех существ, что служат тьме, видели. .и не только орков. Мы понимаем, насколько эти земли опасны.
Он помолчал еще немного,  а потом перешел к тому, что беспокоило его больше всего.
- И что вы еперь намерены делать?
И с... Феанаро, и с темными. Да и намерения племянника касательно их, тоже, хотелось бы знать.

0


Вы здесь » Легенды Арды » Озеро Митрим » Лес между побережьем и озером