Легенды Арды

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенды Арды » Озеро Митрим » Зал переговоров


Зал переговоров

Сообщений 31 страница 34 из 34

31

- Просто... пришёл. Не мог тебя вот так отпустить.
Макалаурэ и сам точно не знал, как ответить на вопрос.
Отчаяние в голосе брата пугало. Оно было слишком сильным, слишком ярким, чтобы как-то его заглушить. Как высокая, очень высокая нота, ведущая всю остальную мелодию.
Нельзя же... Так нельзя! До чего можно дойти, если всё время жить - вот так? На грани. Это же больно.
Питьо всё же обнял его в ответ, как-то неловко, словно принуждая себя, а, может быть, и в самом деле принуждая. И в то же время - эта догадка поразила менестреля, - в его жесте была вовсе не жалоба и не попытка найти поддержку. Младший поддерживал его сам, несмотря на своё горе.
И от этого защемило сердце. И так хотелось сказать что-то хорошее, правильное, ободряющее... только каждое такое слово было бы ложью.
Оставалась только надежда. Если бы можно было поделиться с ней с братом, отрезав от неё кусочек... Глупая мысль.
Макалаурэ чуть отстранился, чтобы видеть лицо младшего.
- Знаешь... я верю, что не всё потеряно.
Не просто так же их вызвали на переговоры. Отец и Тэльво живы, иначе бы смысла в них не было.

+1

32

Отчаяние и чувство вины постепенно превращают любую боль от потери в липкую и тягучую жалость к себе, которая питалась этой болью, но искажала при этом душу, потому что взращивала эгоизм вперемешку с мазохизмом, которые не несли в себе ни капли хорошего. И если изначально тебе причиняли боль мысли о страданиях близких, потом ты начинал страдать уже от собственных страданий по этому поводу. Это входило в круговорот и...
Питьо, конечно же, не мог всего этого осознать, однако вырвавшись, благодаря брату, из этой трясины на поверхность хотя бы на краткое мгновение, он успел глотнуть свежего воздуха. И теперь искренне и всеми силами своей души старался помочь - поддержать и поделиться теплом. И сам того не замечая, принял толику тепла в ответ. Стена, которую он строил долгие недели, не пала, конечно же, но в ней образовалась брешь, в которую устремилось что-то теплое и мягкое, очень похожее на лучи нового светила.
- Прости меня, - прошептал Питьо и обнял брата крепче. - Не беспокойся, я справлюсь.
А потом...
Если бы эти слова прозвучали пару недель назад... Неожиданно ставший самым младшим из братьев - пугающее и непривычное состояние, - Питьо пытался взрастить в себе надежду любой ценой. Иногда у него выходило, иногда - хуже. Он упрямо верил, несмотря ни на что, отрицая очевидное. А потом... Потом перестал. Смирившись и впав в тупое оцепенение, отключившее все чувства и эмоции, кроме безразличия.
А сейчас...
Питьо прекрасно понимал, что переговоры с врагом - не выход, а пустая затея. Им не предложат ничего хорошего, а значит, придется отказаться. Отказаться и взять на себя вину за гибель отца и брата. Вот что приготовил им Моргот в лице своего посла. И вот что предстояло сделать сейчас братьям. То, от чего он сам так малодушно отказался.
Так говорил разум.
А сердце... Нельзя было снова становится живым и надеяться. Это слишком больно, и все же...
Питьо поднял на брата глаза и понял, что тот не пытался его утешить. Кано нашел в себе силы на самом деле поверить. И хотел этой верой поделиться. Протягивал слабое маленькое пламя, едва живое, но все же до сих пор несломленное. Промедление - и, возможно, у Менестреля тоже не хватит сил и тогда...
Питьо понял вдруг, что отец и Тэльво погибнут только тогда, когда они - оставшиеся тут близкие - потеряют надежду на их возвращение, перестанут ждать. Это была сила - малая по сравнению с армиями Моргота и стенами его крепости. Но сила. Питьо тряхнул головой и посмотрел на брата совершенно другими глазами. Нет, чуда не произошло, и с отчаянием ему еще придется побороться. И с чувством вины и собственного ничтожества. Но это - потом. А сейчас он был готов принять от брата крохотный огонек надежды. Принять, хранить и оберегать, питать силами собственной души.
- Я тоже верю, Кано... - прошептал он. - Не знаю спасет ли их наша вера, но она точно спасет нас. Я не хотел говорить всего того, что сказал... там. И я совсем так не думаю. Ну... правда не думаю. Я был очень зол и что-то нашло, а потом навалилось такое отчаяние... Очень тяжело чувствовать себя трусом, неспособным держать себя в руках. Но сейчас это не важно. Ради общего блага, ради НИХ, - голос дрогнул, но не сорвался. - Я не должен туда идти. И я обещаю, что не пойду. А вы... Я буду верить, Кано!

+1

33

- Конечно, справишься. Я знаю.
Все они так или иначе справятся. Вот только с какими потерями... Макалаурэ слышал, как сильно меняется мелодия братьев со временем, как меняется его собственная мелодия. Как рвётся гармония и звучание становится более рваным, быстрым, жёстким. Так и должно быть, нельзя оставаться прежним в новой жизни, нельзя не чувствовать ритм, который она задаёт. Только вот... как стать частью общего, а не чужеродным, лишним элементом, фальшивой нотой в общем звучании?
- Эо ты прости, Питьо.
Мелкому решительно не за что было просить прощения. А вот им, старшим... За делами, мыслями, переживаниями они как-то не то, чтобы забыли о нём. Нет. Но.... привыкли, что ли. К тому, что барт носил в себе - постоянно, каждое мгновение, - саднящую боль потери, чувство вины и свой внезапное одиночество, которое было него настоящей бедой.
Каждый раз, видя его, менестрелю казалось, что Тэльво вот-вот тоже появится рядом, и это было тяжело и больно. А каково было Питьо, ведь для него это было стократ острей и сильней?!
- Ты прав. И... это стоит того, чтобы держаться за эту веру. Она ведь всё равно есть, даже если и кажется слабой. А ты... ты никакой не трус, - Макалаурэ говорил тихо, но уверенно.- Знаешь, я рад, что ты так решил, что у тебя хватило на это мужества. Мы справимся. Все вместе. Обязательно.
Как бы ни повернулось... не справиться нельзя. Просто - нельзя и всё.

+1

34

Лес возле лагеря    ------->>

0


Вы здесь » Легенды Арды » Озеро Митрим » Зал переговоров