Легенды Арды

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенды Арды » Альтернативная реальность » Вам и не снилось...


Вам и не снилось...

Сообщений 91 страница 106 из 106

91

Тингол

Неделя заточения далась ему с большим трудом. Нет, условия, в которых его держали голодрим, были вполне сносные, но вот именно условия волновали Тингола сейчас меньше всего на свете. Он был готов спать на каменном полу, хоть и вовсе к такому не привык. Ему было все равно, какими страданиями нагрузить роа, чтобы избавиться от мучений души. Потому что тошно было до невозможности и притом почти постоянно. Осложняло ситуацию еще и то, что Элу постоянно ощущал себя под наблюдением, хотя и догадывался, что это была бы слишком большая честь для него. Вероятнее всего, следили за ним время от времени, но напряжение его не отпускало ни на миг, даже ночами, когда он почти не спал, проваливаясь в тревожную дрему лишь от усталости. Ему хотелось метаться по комнате, как бешеному зверю, бросаться на стены и кричать. Но он мог позволить себе лишь сидеть в невозмутимой позе или с презрительно прямой спиной, ходить или лежать. Вулкан же бушевал поэтому внутри, разрушая и уничтожая его самого. Сначала он хотел отказаться от еды и питья. Точнее, он и отказался. Поначалу. А потом оказалось, что в него и без того не лезет ни кусочка. А пить все-таки пришлось, чтобы совершенно не обезуметь. Такой радости он врагам не доставит.
Трудно было сказать, что именно доставало его больше - осознание падения Дориата, гибель семьи или собственное незавидное положение. И еще - правнуки. Тингол видел их пару раз в своей жизни, но Диор постоянно говорил о детях, когда приходил. И получилось так, что он знал про них все - что они любили, как росли, на кого были похожи. Иногда Элу проклинал того смертного, который сделал так, что его дочери, до сих пор горячо любимой, не было больше в этом мире. Она должна была бы быть здесь, с ним, растить детей, внуков, правнуков. Не дожила, избрав краткий путь, уготованный смертным. Диора Тингол вначале не любил, видя в нем больше от отца, чем от матери. Но постоянное общение, вынужденное его добровольным заточением, привело к тому, что Элу начал видеть в Диоре и вторую сторону медали. Лютиэн возвращалась к отцу хоть так, на краткие мгновения, беглыми чертами в лице сына, его голосе, манере поведения, наклоне головы... Тингол ждал приходов внука, сам не понимая, к кому он привязался теперь уже больше.
Внук был убит. Жестоко и вероломно. Он больше никогда не придет. По крайней мере, до тех пор, пока Тингол сам не покинет этот мир. Хотя в свете происходящего можно было ожидать, что до этого момента осталось ждать немного. Отвратительно было умереть от руки подлых убийц. Но теперь это уже было не самое главное.
Дети Диора, которых Тингол уже считал погибшими, оказались живы. И не просто живы, а в руках тех же самых безжалостных убийц. Что ждало несчастных впереди? И что сделала бы Лютиэн на его месте? Хотя не дай Эру ей оказаться на его месте! Вот теперь Тингол был даже рад, что она ушла и никогда не вернется, чтобы это увидеть.
Он похудел, извелся, на лице остались одни глаза. И держался он только и исключительно на гордости, кроме которой у него уже больше ничего не было. В какой-то степени он уже желал хоть какого-нибудь конца, который прекратит  его метания и мучения. Скорей бы уже, что ли...

+1

92

У дверей покоев привычно маялся один из верных: Тингола охраняли, но без особого рвения. Вряд ли бывшему королю Дориаа придёт в голову бежать, а если и придёт - далеко уйти получится навряд ли.
Увидев лорда, эльф показательно выпрямился и принял бдительный вид: мол, стою, выполняю свой долг. Майтимо усмехнулся коротко и вошёл, постучавшись - чтобы предупредить пленника о своём приходе. Просто так врываться вроде бы и есть право, но... он не хотел.
За эту неделю он понял, что чувствовать себя тюремщиком - отвратительно. Тем более, если когда-то был в шкуре узника. Разумеется, условия содержания Элу и близко не стояли с ангбандскими, но сам факт был не только неприятен, но и противен всем законам природы эльдар.
Угу... а убийство не противно?
Феаноринг мотнул головой, отгоняя ненужное. Сейчас для него главным был брат, а не этот спесивый синда.
Взглянув на бывшего короля Дориата, он почти ужаснулся. Тот выглядел паршиво: осунувшийся, с запавшими глазами... Он отлично знал, что никто не лишал пленника ни еды, ни воды, никто не позволили себе никакой грубости по отношению к нему. Видимо, тот успешно изводил себя сам... и Майтимо отлично его понимал.
В душе шевельнулось нечто похожее на сочувствие, но оно тут же было загнано обратно.
В конце концов ничего не мешало Тинголу сказать, где брат, вернуть себе свободу и навсегда избавить Дориат от их присутствия.
- Здравствуй,,- холодно сказал нолдо.- Я пришёл поговорить.

+1

93

Тингол

Тингол сидел лицом к двери на этот раз: он иногда менял положение, чтобы хоть чем-то себя развлечь. Когда раздался стук в дверь, он привычно подумал, что пришли его кормить, а потому не сдвинулся с места. Замер, демонстративно игнорируя входящего. Однако он ошибся, решив, что пришел его тюремщик. Точнее даже не так - пришел именно он. Тот, кто сейчас решал его судьбу и судьбу его страны, если от нее за все это время хоть что-то осталось: Тингол не знал, что стало с его народом, кому удалось спастись, что происходило уже после его пленения. Увидев старшего феаноринга, он потянулся было, чтобы встать - неприятно было сидеть перед стоящим врагом. Но вскакивать при появлении Маэдроса тоже было бы крайне глупо, потому Тингол оборвал свой порыв и остался сидеть, напряженно выпрямившись, словно принимал нежеланных гостей в тронном зале Менегрота.
- Можно подумать, я могу тебе как-то воспрепятствовать? - не менее холодно и надменно поинтересовался самопровозглашенный король Дориата. - И уж у меня точно нет никакого резона желать тебе здоровья. С чего бы у тебя он появился?

+1

94

Движение Майтимо заметил.и, кажется, истолковал правильно. Считающий себя королём Дориата желает вести себя по-королевски и стоять перед захватчиком и убийцей не намерен. Собственно, никто и не требует, сиди сколько угодно.
Феаноринг усмехнулся и тоже сел, не желая ещё больше накалять обстановку.
- Если тебе так неприятно, могу заменить на "приветствую",- он пожал плечами. - И вовсе не жду от тебя пожеланий здоровья. Что же касается твоего... я совершенно не желаю тебе никаких с ним бед.
Странная была ситуация, и Майтимо чувствовал себя, надо сказать, крайне неуютно. И понимал, что прийти-то он пришёл, а вот как и с чего начать разговор, не имеет представления. Но эту неуверенность в последнюю очередь стоило показывать Тинголу.
- Зачем я пришёл, ты знаешь, разумеется. - продолжил он спокойно, - Мы не нашли брата... думаю, ты и не сомневался в этом, да? Ответь мне... какой резон тебе скрывать это нас место, где он находится? Если это месть...считай, она свершилась, потому что, если Курво неделю провёл раненый в одиночестве и без помощи, то...может быть, хватит? И с него, и с нас, и с тебя? Даю слово, что, как только мы найдём его, то сразу покинем Дориат.
Феаноринг посмотрел на Тингола и добавил:
- С твоими внуками всё хорошо. Если ты желаешь их увидеть, я распоряжусь.И, предвидя то, что ты скажешь.. нет, мы не станем шантажировать тебя их жизнями и свободой.

+1

95

Тингол

Маэдрос уселся, и Тингол напрягся, пытаясь определить, как ему на это реагировать. Воспринять поведение как хамское и унизительное? Или же воспринимать действия феаноринга как официальное предложение участвовать в переговорах? Сомнительный жест, конечно. Однако если подходить буквально... Как бы ни было неприятно, Тингол был сейчас стороной побежденной, и хоть это не давало его врагам никаких прав с моральной точки зрения, фактически он мало что мог им противопоставить. Нет, он не боялся. За себя, по крайней мере, точно. Однако протокол требовал вести себя каким-то определенным образом. Отказаться разговаривать было легко, но при том совершенно непродуктивно. И кроме того молчать он мог как  частное лицо. А также выражать свои вполне оправданные и справедливые - гнев, возмущение, ненависть. Как король Дориата он обязан был принимать решения, даже будучи последним, оставшимся в живых из своих подданных. Даже проиграв войну, хотя сам он не пролил ни капли ничьей крови в прошедшем мимо него сражении. Даже... Условия были не лучшими, но выбора ему тоже никто не предлагал.
Итак - переговоры?! С НИМИ?!
Феаноринг же явно проявлял намерения договариваться. Ну еще бы! А что ему, собственно, оставалось?! Тингол вполне его понимал. Должно быть более чем обидно - переступить через все законы морали и природы, явиться, победить и не получить в итоге ничего. Ничего, потому что и Камень, и их замечательный брат - какой-то там по счету - находились сейчас у него, проигравшего короля Элу Тингола. И теперь победители жаждали переговоров. Досадно должно быть.
Тингол слегка кивнул, выражая свое согласие. Ладно. Пусть будет так.
Слова его совершенно не тронули, ибо выражали лишь намерения. В хорошее отношение со стороны врага он не верил ни мгновения. Но Маэдрос желал показать, что хочет договориться по-хорошему. Это он готов был услышать.
Ладно. Посмотрим, что ты скажешь еще...
- Я же сразу сказал вам, что вы его не найдете, - ответил Тингол, но издевки в голосе не прозвучало. И злорадства тоже - просто сухая констатация факта. Разве только усталость, и синда сам удивился, как прозвучал его голос. К чему была эта борьба? Имела ли она смысл в чем-то ином, кроме удовлетворения гордыни? Или все же имела?
Можно было промолчать в ответ на остальное, но Тингол не смог - настолько далеко он все же еще не зашел даже в своей ненависти и высокомерии.
- Его раны не были смертельными. Я могу тебе это гарантировать, я сам его осматривал и перевязывал. Двигаться ему будет затруднительно, но полагаю при острой необходимости он сможет сам себя обслужить. Запасов тоже хватит надолго. Уверен, он все еще жив и ни в чем не нуждается. По крайней мере, не думаю, чтобы что-то угрожало его жизни. Я не стал бы требовать его смерти даже в обмен на все, что тут произошло. Но если при встрече вы бы меня убили, ему пришлось бы остаться там навсегда. Я не угрожаю, я хочу, чтобы было понятно.
На обещание Тингол коротко усмехнулся. Одними губами. Если бы это было так легко... Если бы... Они никогда не смогут друг другу доверять, а значит все их слова и обещания друг другу останутся только словами. И кроме того было то, о чем Маэдрос еще не знал... Камень, конечно, укрыт надежно. В этом Тингол не сомневался. Но вот записи, которые он вел год за годом, повествовали обо всей его жизни в добровольном изгнании, обо всех его мыслях, воспоминаниях... Было неприятно от мысли, что до этого доберется кто-то посторонний, особенно враг. Но именно там говорилось также и о судьбе Камня, и об искусной подделке... Вот после этого вы точно никогда не покинете Дориат. И выпускать оттуда Курво тоже было категорически нельзя...
А вот внуки...
- И что же вы станете с ними делать? - вырвалось у Тингола раньше, чем он успел подумать о неуместности такого вопроса, и король поморщился с досадой. - Что вы вообще теперь собираетесь делать?

0

96

Феаноринг смотрел на Тингола и думал что,видит его второй раз в жизни и первый раз - вот так,близко. И что его мнение о нём сложилось исключительно заочно, по рассказам, поступкам - или скорее даже по последствиям поступков короля Дориата. Он был чем-то абстрактным, скорее символом, чем живым эльда. И теперь, когда всё же выяснилось, что он это не так, Майтимо понятия не имел, как с ним разговаривать. Прежняя линия поведения уже вряд ли годилась, а новой просто не было.
- Да. Я помню. Сказал.
А ведь Тингол сейчас не издевается. И не торжествует.
- Я не понимаю тебя, Элу. Если тебе не нужна месть, если верить тому, что ты сейчас говоришь, тогда зачем тебе всё это нужно? Если жизни брата ничего не угрожает... ты хочешь, чтобы он провёл жизнь в твоём тайном убежище и.. для чего? Какой смысл во всем этом?
Майтимо устало пожал плечами. Если бы можно было понять, возможно и говорить стало бы проще.
- Мы уже не убили тебя. И не собираемся. Тогда, может быть, стоит прекратить это?
Если бы он не видел Тингола прямо перед собой, то всё же не поверил бы ни слову. Потому что иначе как местью сложно было объяснить это его принципиальное молчание.
Местью или попыткой чего-то добиться.
- Ничего не собираемся... Они пока у нас, но после того, как мы покинем Менегрот, останутся здесь. Или ты считаешь, что мы рассматриваем их как... трофеи?
Возможно, Тингол и считает их чудовищами, пожирающими детей, но тут ему придётся разочароваться. Это удобно - считать врагов монстрами, конечно.
- Что мы собираемся делать.... зависит сейчас только от тебя. Если мы найдём брата - то уехать как можно быстрей.

+1

97

Нолдо изо всех сил старался держать взгляд сфокусированным, хоть, видит Эру, это было непросто! Силы утекали, голова кружилась, в горле словно ком застрял. Так что слова девы о питье были очень кстати. И вкуснее этой воды Куруфинвэ давненько ничего не пил. Да и не помнил он точно, когда пил в последний раз. До атаки было это, кажется. Мутно вспоминался тот кубок, вино было терпким, бодрящим, оно подстегивало и без того горящий жадным азартом дух. Поймать, настичь, забрать свое!
Отомстить!..
Да, тогда он пил в последний раз. Кто бы мог сказать, что следующий раз будет таким! Смешно.
Жадно глотая воду, Курво прикинул, что отвечать. Может, от этого ответа зависит, что будет эта синда делать дальше. Да нет, точно зависит. Вряд ли она его дорежет.
Хотя, кто этих синдар знает! Может, они все как один свихнувшиеся, навроде их мертвого короля?
Вот и узнаем.
- Благодарю тебя, - нолдо отстранил флягу. В голове немного прояснилось, мир обрел четкость, исчезла зыбкость и неприятная муть. Надолго ли?
- Ты верно меня поняла. До сих пор я ни разу не бывал в этом городе. - Невелика печаль, как по нему. И утраты сильной не было бы, если бы и не побывал ни разу.
- Хорошо было бы ему вернуться... А то ведь кому, как не ему знать, где еду добыть. И воду. Твоих-то запасов надолго не хватит, вряд ли ты рассчитывала на такую ораву. - Курво криво улыбнулся, поморщившись от боли.

+1

98

Тингол

- Никакого смысла, - безо всяких эмоций констатировал король Дориата. - Просто так сложилось. И не по моей вине. Вы сами пришли сюда, чтобы убивать и умирать тоже, разве нет? Вы уничтожили все, но также ничего не получили взамен. Тебе не кажется, что в этой войне проиграли мы оба. Все проиграли. Я... не думал, что все закончится... так. Я действительно не ищу мести, хотя должен был бы. Вы лишили меня всего, убили моих близких, уничтожили мое королевство. Только местью это уже не исправишь. Ничто и ничем невозможно исправить.

- Хочешь сказать, что я - единственный, кого вы захватили в плен? - уточнил Тингол, несколько меняя тему. - А что же стало с остальными? Погибли... все? - он не хотел, но голос все же дрогнул. Трудно было поверить, что там, за стенами его темницы, могли остаться только одни трупы. Дориата... больше не существовало?! Вовсе?!

- Едва ли вы рассчитывали на такую удачу, что я окажусь в ваших руках, - криво усмехнулся король Дориата. - А без меня едва ли они представляют какую-то ценность для вас. Это мне стоит спросить, зачем вы оставили их в живых? почему именно их, когда остальные были жестоко убиты?

- А если не найдете? - поинтересовался Тингол. - Я же сказал, да вы и сами убедились уже, наверное, что вам его не найти. Никогда. Вам стоит уехать прямо сейчас.
Ни на мгновение Элу Тингол не верил в такое развитие событий, но именно сказав это, вдруг задумался, а что бы он стал делать, если бы сложилось все именно так. Допустим, его бы оставили в покое и он вернулся бы в свое убежище. Которое теперь вынужден будет делить с феанорингом. Сомнительное удовольствие. Однако и отпускать его, узнавшего тайну, будет совершенно никак нельзя... Хотя, впрочем, нет, один шанс был. Даже зная о существовании его убежища, враг не сможет туда ни вернуться самостоятельно, ни привести свою армию, потому что магия Мелиан была сильна и нерушима. Лабиринт не пустит никого - хоть одного, хоть сотню, если только сам Тингол этого не пожелает, а он еще не тронулся умом желать такого. Выйти без его согласия невольный узник не сможет тоже. А потому шанс все же был, если только эти уберутся отсюда побыстрее...
- Я отпущу его, как только вы отсюда уберетесь.

0

99

- Мы пришли сюда за тем, что принадлежит нам.- жестко ответил Майтимо.
Самое смешное - если это слово вообще уместно сейчас, - заключалось в том, что Тингол был прав.Они пришли убивать и умирать... И проиграли. Все.
Спорить с ним не хотелось. Да и аргументы, хоть и были, но уже сто раз приведённые и не способные никого убедить, потому что речь шла о слишком личном и важном, чтобы слушать аргументы.
Собственно, умирать и убивать - это суть любой войны. Вопрос только в целях и, соответственно, необходимости это делать... Майтимо уже столько времени внушал сам себе, что она у них была, что, казалось бы, должен был поверить.
Не верилось. Только Тинголу об этом знать вовсе не обязательно. Не его это дело.
- Захватили в плен?- он приподнял брови. - Ты считаешь, что у нас в каждой комнате сидит по пленнику, над которыми мы кровожадно издеваемся?
Феаноринг коротко, сквозь зубы, рассмеялся.
- Остальные - те, кто не погиб в бою? Они где-то в Дориате.Я не интересовался этим вопросом.
Он ответил холодно, не давая гневу вырываться из-под контроля.
- Удачу?- он рассмеялся снова, - Ты правда так думаешь?
А потом посмотрел в глаза Тинголу - пристально и даже как-то удивлённо:
- Потому что они дети. Кстати, тебя мы... хм...встретили уже после того, как нашли в лесу твоих правнуков. Если ты о злом умысле и коварных планах с нашей стороны.
Впрочем, оправдываться он не собирался. Да и не поверит Элу оправданиям.
- Мы не уедем без брата, Эльвэ.
Однако праведный гнев не мешает Тинголу соображать и торговаться... Общение с гномами научило?
- Ты не веришь нам. Считаешь нас способными брать в заложники детей и вырезать мирное население города... и пытаешься заключать сделки? Скажи.. а какая тебе разница, уедем мы до того, как ты отпустишь брата или после? Ты сказал, он ранен. Я не могу допустить, чтобы, получив от тебя свободу, он остался один и выбирался сам. Даже если предположить, что я верю тому, что ты говоришь. Отпусти Куруфина, и мы уйдём не медля ни мгновения.

0

100

- Не рассчитывала, - суше произнесла Эвранин, отходя от него вместе со флягой. Но испуга на лице не было. Что бояться? - Значит, ты из тех, кто пришел сюда с мечом? Зачем вы это сделали?
Вопросы звучали сухо и спокойно, как будто бы спрашивала она о чем-то таком совершенно простом, что ответ уже ничего не изменит.
Да и не изменит, наверное. На рефлексию Эвранин почему-то именно сейчас не хватало.
- Может быть, хозяин вернется. Если нет, придется выйти и искать пропитание... не знаю, вернусь ли, если я и уйду! - она воскликнула, но все-так спокойно. - Ты сможешь позаботиться о себе сам?

0

101

Дева сразу как-то поскучнела. Что ж, этого вполне следовало ожидать, не будет же она кидаться в объятья тому, кто пришел в ее город отнюдь не на праздничный ужин? Так что она даже ничего так отреагировала, спокойно.
- Да, их тех. - Курво ответил в тон деве. Не то, чтобы он хотел ее передразнить, нет. Просто так получилось само. - И пришли мы забрать свое.
Свое по праву. Их Камень, творение их отца. Нашли ли его братья? Да, скорее всего все уже давно кончилось и Камень вернулся к своем законным владельцам! И ничьи грязные руки больше не будут лапать их сокровище!
А его угораздило застрять здесь! Вот ведь незадача.
Да еще и в компании женщины и ребенка. Хотя, если вдуматься, не самая худшая и опасная компания. Все могло сложиться менее удачно.
Куруфинвэ оглядел кровать и, аккуратно опираясь целой рукой, попробовал сесть поудобнее. Стиснув зубы и прошипев пару ругательств, но ему это удалось. И еще он смог полностью осознать свое незавидное состояние. Рука сломана, нога... Нога болит адски, но, насколько он мог понять, кость цела и ходить, хоть кое-как, но все же он сможет очень скоро. Но не прямо сейчас, это точно.
- Нет, прелестная дева, в ближайшее время я не смогу заботиться го себе сам, к моему сожалению. Так что если ты уйдешь на поиски и не вернешься, то, скорее всего, оставишь меня умирать.
Курво очень старался, чтобы его голос звучал как можно спокойнее и безэмоциональнее. Хоть и отчаянно хотелось подшутить, но он не стал. Не стоило пока.

0

102

- Ты не понял, что я имела в виду, голда, - качнула головой Эвранин, до того момента наблюдавшая за незнакомцем. А он упрям. Но встать и правда не может.- Я не имела в виду, что я не вернусь - а то, что твои сообщники убьют меня, и ты останешься здесь один.
Но допустить подобного Эвранин не могла. Не ради голда, конечно, ради малютки, что, наверное, позовет маму, как проснется.
Но ухаживать за одним и оставить умирать другого...
Эвранин снова шагнула к голда.
- Ложись, сменю повязки, голда.

0

103

-Да? - Куруфинвэ удивленно поднял брови. - Что ж, тогда прошу прощения за точ, что подумал о тебе слишком плохо! - К счастью, и в этот раз удалось сохранить ровность голоса, не дав иронии ни на каплю просочиться в речь.
Иначе могло получиться не очень хорошо.
- И вряд ли бы мои "сообщники" стали бы убивать безоружную женщину.
Скорее бы ее просто поймали и попытались бы узнать, зачем та вернулась в разоренный город. Просто так никого бы туда не понесло, верно? Из те, кто убежал.
А вот предложение лечь отозвалось в его теле протяжной дрожью и болью. Все же он себя пока переоценил, так прыгать рановато. Так что на подушки он больше упал, чем лег.
- Конечно, не буду тебе мешать. Ты целительница, да?

0

104

- А о вас не боишься подумать слишком хорошо? - слова пролетели мимо, не задев. Только усмехнулась: она-то знала, что...
Неважно.
- Не совсем, - отозвалась Эвранин, - но повязки заменить сумею.
И действительно занялась делом молча: на чистые ткани порвала чью-то рубашку.

0

105

- Нет, не особо.- Курво не удержался и усмехнулся краем рта. Но из-за общего состочния усмешка вышла не столько ироничной, сколько болезненной.
Плохо.
Это ж надо было так повезти, чообы застрять в этих варговых подземельях!.. Да и еще в такой сомнительной компании.
И ведь не денешься никуда!..
- Что ж, тогжа мне не остается ничего иного, как доверится тебе. Куруфинвэ проводил печальным взглядом рубашку. Не его, это заметно, но могла бы пригодится и ему... невзирая на размер.

0

106

- Вот и славно, - заключила Эвранин и деловито приступила к перевязке. Она уже почти закончила, когда Эльвинг проснулась. Девочка села в куче одеял и подушек, зевнула и тревожно позвала:
- Мама?

0


Вы здесь » Легенды Арды » Альтернативная реальность » Вам и не снилось...